Печать
Просмотров: 2621

     В соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ индивидуальные предприниматели обязаны уплачивать страховые взносы по обязательному пенсионному страхованию в фиксированном размере, а если годовой доход предпринимателя превышает 300 тысяч рублей, он обязан дополнительно уплачивать 1% от суммы дохода, превышающего 300 тысяч рублей.

     В соответствии с подпунктом 1 пункта 8 доход ИП – плательщиков страховых взносов, уплачивающих налог на доходы физических лиц, определяется в соответствии со статьёй 227 Налогового кодекса РФ.

     В методологии определения суммы дохода возникли разногласия между предпринимателем и Пенсионным фондом, и дело дошло до Конституционного суда РФ.

     Гражданин В.В. Тищенко из Юрьяновского района Кировской области был зарегистрирован с 23 апреля 2013 года по 26 августа 2014 года в качестве индивидуального предпринимателя. За указанный отчётный период он получил доход в размере 16 586 507 рублей и произвёл расходы на сумму 16 547 872 рубля. Исходя из размера рассчитанной им чистой прибыли (доход минус расходы), он уплатил страховые взносы в размере фиксированного платежа, установленного для случаев, когда величина дохода плательщика за расчётный период не превышает 300 000 рублей, которые составили 38 635 рублей.

     Территориальное управление Пенсионного фонда РФ не согласилось с этим, по его мнению, страховые взносы подлежали уплате исходя из общей суммы полученного плательщиком дохода, превысившего 300 000 рублей, и составили, с учётом максимального размера взносов, установленного законом, 138 628 рублей. В связи с этим предпринимателя обязали уплатить недоимку.

     Юрьянский районный суд Кировской области поддержал позицию предпринимателя и отказал в удовлетворении исковых требований Пенсионного фонда. При этом суд пришёл к выводу о недопустимости исчисления страховых взносов исходя из всей суммы доходов индивидуального предпринимателя, поскольку это привело бы к несоразмерному ограничению его прав, противоречило бы природе социального страхования.

     Однако апелляционная инстанция – Кировский областной суд – данное решение отменила, при этом суд указал, что закон предусматривает уплату страховых взносов исходя из всей суммы доходов, полученных индивидуальным предпринимателем, без учёта произведённых им расходов в связи с осуществлением хозяйственной деятельности.

     В ходе рассмотрения кассационной жалобы Кировский областной суд пришёл к выводу о том, что пункт 1 части 8 статьи 14 Федерального закона № 212-ФЗ во взаимосвязи со статьёй 227 Налогового кодекса РФ. Они являются недостаточно определёнными, не содержат понятия дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов. Также приводят к возложению на индивидуального предпринимателя бремени уплаты обязательных публичных платежей, несоразмерного результатам его экономической деятельности и не учитывающего его фактическую способность к их уплате, поскольку сумма страховых взносов превышает сумму заработанных им денежных средств в отчётном периоде, в результате чего он фактически неправомерно лишается собственности.

     Приостановив производство по делу, Кировский областной суд направил запрос в Конституционный Суд Российской Федерации.Арбитражная практика

     Конституционный суд в Постановлении от 30.11.2016 года № 27-П отметил, что при исчислении налоговой базы и суммы НДФЛ федеральный законодатель предусмотрел право индивидуальных предпринимателей на уменьшение полученного ими дохода на сумму фактически произведённых ими и документально подтверждённых расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов (профессиональный налоговый вычет). По мнению КС состав расходов определяется в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой «Налог на прибыль организаций» Налогового кодекса РФ.

     Соответственно, хотя налоговое законодательство Российской Федерации и не использует понятие «прибыль» применительно к налоговой базе для расчёта налога на доходы физических лиц, доход для целей исчисления и уплаты НДФЛ для ИП в силу взаимосвязанных положений статей 210, 221 и 227 НК РФ подлежит уменьшению на сумму расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов, что аналогично определению прибыли в целях исчисления налога на прибыль организаций, под которой, по общему правилу, понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов.

     Само указание в пункте 1 части 8 статьи 14 Федерального закона № 212-ФЗ на необходимость учёта дохода в соответствии со статьёй 227 Налогового кодекса Российской Федерации, которая может применяться только в системной связи с пунктом 1 статьи 221 данного Кодекса, свидетельствует о намерении федерального законодателя определять для целей установления размера страховых взносов доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, как валовой доход за минусом документально подтверждённых расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

     Конституционный суд отметил, что аналогичный по существу механизм определения базы для обложения страховыми взносами предусмотрен и главой 34 «Страховые взносы» Налогового кодекса РФ, вступающей в силу с 01.01.2017 года согласно Федеральному закону от 03.07.2016 года № 243-ФЗ, причём пункт 9 статьи 430 НК предписывает учитывать доход именно в соответствии со статьёй 210 НК, которая прямо предусматривает применение профессиональных налоговых вычетов при определении налоговой базы.

     Суд подчеркнул, что закон должен обеспечивать экономическую обоснованность установления расчётной базы для обложения ИП страховыми взносами по обязательному пенсионному страхованию, зависящей от размера доходов индивидуального предпринимателя и предполагающей при определении их размера учёт документально подтверждённых расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. В противном случае не исключена ситуация, когда размер страховых взносов, подлежащих уплате, исказит смысл и назначение предусмотренной федеральным законодателем его дифференциации в зависимости от доходов индивидуального предпринимателя, повлечёт избыточное финансовое обременение индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц и не производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, следовательно – нарушение баланса публичных интересов и интересов субъектов предпринимательской деятельности. Тем самым нарушались бы гарантированные Конституцией Российской Федерации свобода экономической деятельности и принцип неприкосновенности частной собственности (статья 8; статья 34, часть 1; статья 35, часть 1).

     Исходя из этого, Конституционный суд РФ признал взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона № 212-ФЗ и статьи 227 НК РФ в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам,подлежит уменьшению на величину фактически произведённых им и документально подтверждённых расходов,непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учёта таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.

     Надеемся, что это Постановление КС РФ будет полезно нашим читателям – индивидуальным предпринимателям применяющим не только общую систему налогообложения, но и УСН с объектом обложения «доходы минус расходы».